Как отпечаток пальца открыл мне Индию. Часть I

21 июля 2017

Глава первая: манго меняют кожу

В ночь перед моей поездкой в Индию, коллеги рассказывали свой опыт. Уникальность и разнообразие культуры и религий поразили всех. Слушая моих друзей, я запомнила бытовые вещи: лучше нигде не пить и не есть, и обязательно купить закрепительные и анти-москитные препараты.

День приезда:  

Ещё никто из нашей таджикской делегации не прилетел. Я одна сходила в гостинице в ресторан, съела завтрак. Ждала реакции организма. Ничего не произошло. Тогда я вышла на улицу в эту смесь банно-сауновского воздуха и ароматов благовоний. В магазине купила большие, жёлтые, дорогие манго. Лет 25-ти, с доброй улыбкой и ясным, внушающим доверие, взглядом, продавец, поговорив со мной об отношениях Украины с Россией, предложил мороженное из манго, которое они делают сами. Я сказала, что очень хочу попробовать, но боюсь, потому что мне сказали ничего нигде не есть. Парень рассмеялся и объяснил, что на улице с лотков покупать не очень хорошо для приезжих. А в магазинах и кафе чаще всего пользуются хорошей водой, поэтому безопасно. Договорились, что зайду за мороженым через пару дней, когда тревога от назиданий в дорогу пройдёт. Вернувшись в гостиницу, помыла манго в кипятке. Фрукт перестал быть похож на себя внешне, сморщился и стал серым, но сохранил изысканный вкус.

Утолив голод физический, направилась в место для медитаций для людей всей религий - храм Лотоса. Метро в Дели чистейшее, современное. Первые вагоны поездов для женщин. Специальная линия полиции, где отвечают женщины-полицейские, обозначена на рекламе. Проехалась и в общем вагоне и в женском. Мне было одинаково комфортно. Только в женском больше повода для улыбки и радости: смотрела на маленьких девочек двух -трёх лет: кудрявые, тёмненькие, на руках золотого цвета по три-пять браслетов и огромные распахнутые миру глаза обведены чёрным карандашом. «Это от сглаза», – объяснили мне местные жители.

 Путь к храму Лотоса был тяжелым испытанием. Для многих людей в Дели тряпка над головой, которая держится на четырёх палках, вбитых в землю, это жильё премиум класса. Минут десять надо было идти через базар с благовониями, игрушками и бижутерией. Делаю каждый шаг аккуратно, чтобы не наступить на тарелку или край одежды сидящих вокруг людей. Просят деньги и дети, и мамочки с младенцами и больные старики. Вспомнила ещё одно предупреждение: «…денег не давать, ибо только кому-то одному дашь, будут тебя передавать из рук в руки всё время, пока в Индии будешь. И потом всё сложнее и сложнее будет отказать». Поэтому старалась не смотреть в глаза сидящим на земле, чтобы не давать ложных надежд.

Глава вторая: 1,5 миллиарда, говорящие на почти 500 различных языках. Чем живут, что употребляют.

Как? - думаю я, как они могут справиться с программами снижения вреда при таком количестве людей, в стране, где каждые 100 километров меняется язык, привычки людей, религия и еда. Я часто слышала в Украине, что в Грузии смогли сделать реформу наркополитики, потому что население меньше. А вот здесь, в Индии очень-очень много людей. И они смогли настроить программы снижения вреда так, чтобы восхищаться и учиться у них. В первый день стажировки я сразу задалась вопросом: как работает сообщество, что за наркополитика в этой стране? Чем живут люди, что употребляют? Сотрудники Альянс по ВИЧ Индия знают ответы, и я вам расскажу, что меня впечатлило больше всего.

Наркополитика Индии

В Индии полицейский может остановить любого на улице по подозрению. Например, полиция идёт на любую вечеринку и может вывести оттуда «понравившихся» им людей, и взять анализы на наличие психоактивных веществ (ПАВ). Нормативно-правовой Акт от 1995 года регулирует такое поведение полиции. Употребление ПАВ и хранение наказывается: если в крови нашли наркотик, например, ты покурил марихуану, тогда наказание такое же как за хранение малых доз: 1 год тюрьмы или 150 евро штраф. Если задержанный ещё и имеет в кармане ПАВ, его привезут в суд.  Любой человек, которого доставили, может запросить лечение и обязанность суда провести действия, выясняющие, действительно ли зависит человек от психоактивного вещества и какое лечение назначить. Лечение – это программы опиоидной заместительной терапией, которые низко пороговые и доступные. Или реабилитации (о реабилитациях я не знаю больше информации, об ОЗТ расскажу больше).

Такой подход – лечение вместо наказания работает только в случае, если в кармане количество вещества, которое входит в таблицу как малые дозы (героин – до 5 грамм, опиум 25 грамм, кокаин или амфетамин - 2 грамма, 100 грамм charas (гашиш) и до 1 кг ganja (канабис в шишках). Ничего себе малые дозы, скажете вы? И я так подумала. Хотя на улице героина хорошего мало. Только коричневый brown sugar, который стоит дорого, а эффект от него минимальный. Поэтому люди в основном используют или бупренорфин или аптечные наркотики. Для меня осталось загадкой, почему не идут в программы ОЗТ легально, ниже порога в программах ОЗТ я ещё не видела. Водителями могут работать все пациенты ОЗТ в Индии, не на этот счёт ни запрещений, ни разрешений.

Опиоидная заместительная терапия (ОЗТ) в Индии началась еще в конце 90х годов, но только бупренорфином, потому что метадон был исключен из списка жизненно важных лекарств. В 2014 году правительство приняло поправки к Акту по наркотикам и психоактивным веществам 1985 года, благодаря которому программы обмена шприцев и ОЗТ стали легальной. Но и тут возникла проблема - информирование об этой поправке не дошло до персонала полиции в штатах. Аутричей преследуют по стране, за ними постоянно следят, чтобы выйти на людей, употребляющих наркотики. Да, с представителями власти проводятся адвокационные и информационные программы, но на практике все признают, что ситуация еще далека от идеальной. Интересно, что сотрудники Альянс Индия, их партнёры в правительстве не используют термин «адвокация», они говорят «sensitization» (сенсибилизация).

В тюрьмах тоже ситуация непростая: есть программы профилактики ВИЧ, но только в одной тюрьме существует заместительная терапия бупренорфином. И то, проект пилотный (с 2008 года, оценка его эффективности идет до сих пор).

Гепатит С. На момент стажировки ни диагностику, ни лечение государство не внедряло в стране. Впрочем, есть вероятность, что ситуация изменится в обозримом будущем - во время проведения Международной конференции по снижению вреда в Монреале (14-17 мая, 2017 г.), сообщество людей, употребляющих наркотики, штата Манипур объявило об успехе проведенной им адвокации – 800 представителей сообщества получат и диагностику, и лечение софосбувиром и даклатасвиром. Диагностика будет проводиться за средства доноров, а лечение за деньги государства.

В штате Пенджаб руководитель программы ОЗТ, врач доктор Rana Ranbir Singh сказал, что раньше было клиентов больше у него в кабинете. Когда начинаются выборы, усиливаются репрессии со стороны полиции, потому что нужны показатели и людей, употребляющих наркотики, осуждают на тюремные сроки. На 160 человек из-за таких репрессий уменьшилось людей в программе.

Хотя всё-таки клиенты программ снижения вреда или профилактики ВИЧ защищены больше в Индии от репрессий полиции. Любой человек, кто зарегистрирован как ОЗТ пациент, а их 177 000 человек в Индии, могут быть арестованы, но риск сесть в тюрьму у них значительно ниже, потому что выручают доктора и сотрудники неправительственных организаций, на уровне неформальных коммуникацией. Такая же ситуация с МСМ (уголовное преступление за сексуальный контакт) и трасгедерами и секс-работниками. Жизнь и поведение этих групп людей тоже подвергается репрессиям со стороны государства и защищённость можно ожидать только со стороны сотрудников программ профилактики.

Клиенты ОЗТ могут быть арестованы за употребление и хранение ПАВ. В Индии в программах нет жёстких правил не употреблять. К этому стремятся, но дают людям время привыкнуть к новой жизни. Как это выглядит на практике?

Перед вами вся отчётность кабинета ОЗТ лекарством бупренорфин в городе Амритсар, штат Пенджаб. Меня удивило не только открытость данных для всех сюда приходящих, а и такие строки как «нерегулярный клиент», «регулярный», «очень регулярный», «активный клиент».

«Большинство клиентов приходят регулярно, но даже если приходят раз в три дня, мы всё равно даём лекарство и при этом мы имеем контакт с НПО, это значит аутрич находит человека и старается организовать другие услуги для него: уход за абсцессами, получение налоксона, лечение вич или туберкулёза, чтобы он приходил за другими услугами чаще и тогда получал ОЗТ чаще.
Это долгий процесс сформировать доверие человека, употребляющего наркотики, к медицинским службам. Мы не зависимость ставим во главе, а людей и их жизненный опыт. Поэтому у нас есть возможность получить лекарство и каждый день и раз в три дня.» - спокойно и дружелюбно объясняет нам доктор Rana Ranbir Singh. «Рядом с центром ОЗТ скорая помощь, куда привозят и с передозировками. И там равные консультанты информируют людей о том, что здесь в трёх шагах (реально в трёх, я считала) есть и лечение бупренорфином, и лечение ВИЧ и туберкулёза и детоксикация и многие другие услуги».

Открытость информации проявляется не только в статистике. В кабинете социального работника рядом с рабочим столом с правой стороны от стула клиента висит список задач. Большинство этих задач есть и в наших странах у социальных работников. Однако я бы всё-таки повесила на стену, чтобы помнить, как важно поприветствовать человека, убедиться, что ему/её комфортно, уделить время, чтобы действительно заверить насчёт конфиденциальности.

«Есть минимальный охват, который должен выполнить центр, - продолжает Доктор Rana Ranbir Singh. Например, вместо 100 человек плана один центр обслуживает 255 человек. Каждый год повышается зарплата на 5-10% всем сотрудникам центра. И также, если больше людей приходит в этот центр, приглашаем новых медицинских работников. Мотивация для сотрудников центра ОЗТ - удовлетворённость своей работой, повышение зарплаты ежегодно на 5-10% и возможность карьеры» (я перечислила в том порядке, в котором доктор сказал).

«Влияние ОЗТ оценивается еще и по тому, насколько меньшее число людей берет шприцы в пунктах обмена,» – рассказывает технический помощник программ по ВИЧ от National AIDS control organization (NACO) в штате Пенджаб господин Маниш Кумар (Manish Kumar). В этот момент я еще раз убеждаюсь, насколько отлично от нас здесь видят низкопороговый центр ОЗТ.

На момент нашего разговора 1800 человек получили помощь в центре Доктора Rana Ranbir Singh с 2010 года. Женщин зарегистрировано пять, ходит – две. Как и везде, проблема стигмы. Все программы заместительной терапии, профилактики и лечения ВИЧ в Индии на 92% финансируются за средства государственного бюджета.

Вытирая слёзы благодарности за понимающее отношение к людям, с радостью и признанием поделилась с доктором Rana знаменитым литовским сыром и красиво нарисованными разными видами психоактивных веществ.

Я думала, что это самое крутое впечатление моей стажировки. Но на следующий день мы увидели работу полевой клиники ОЗТ и дроп-ин-центра. И они меня окончательно покорили.

Продолжение блога (Часть II)

Смотрите
Последние записи в блогах

Добавить комментарий

Plain text

  • No HTML tags allowed.
  • Web page addresses and e-mail addresses turn into links automatically.
  • Lines and paragraphs break automatically.
By submitting this form, you accept the Mollom privacy policy.