Туалет как символ комплексного подхода к снижению вреда

5 октября 2016

«Строительство туалета в фавеле, где живут люди, употребляющие наркотики, стало символом снижения насилия в районе, договоренностей с его криминальными лидерами, признания государством права ЛУН на жилье и принятие их как соседей другими жителями фавелы», – говорит Майра Габриел о работе ее организации Associação Redes de Desenvolvimento da Maré (Ассоциация сетей развития района Маре) в рамках проекта снижения вреда.

И эти слова стали переломными в моем представлении о работе этой организации. Идя на встречу по обмену опытом с бразильской программой снижения вреда, я ожидала услышать о шприцах, ВИЧ и информационных материалах. А услышала рассказ о глубоком погружении в традиции и правила жизни людей, употребляющих наркотики; о том, как формируются их контакты с внешним миром и как эти отношения влияют на жизнь сообщества.

Представьте себе Рио-Де-Жанейро. Сразу видишь карнавал, праздник, радостные люди наслаждаются жизнью. Так и есть, но это всего лишь часть истории и города и его жителей. В Рио, как и в других больших городах Бразилии, есть районы трущоб – фавелы, в которых отсутствует инфраструктура и где реальной властью обладают криминальные группировки, которые и устанавливают правила жизни.

Организация Associação Redes de Desenvolvimento da Maré занимается улучшением доступа к здравоохранению и повышением качества услуг для жителей этой фавелы. До 2012 года они не занимались наркополитикой и помощью ЛУН, но ситуация изменилась в 2008 году, когда правительство начало проводить политику «пасификации», и полицейские отряды появились в каждой фавеле. Как обычно, люди, употребляющие наркотики, первыми попали под пристальное внимание полиции. Стигматизация со стороны других жителей фавел, насилие со стороны криминальных структур и полиции привело к тому, что людям, употребляющим наркотики, пришлось искать другое место жительства, и большая их группа обосновалась в фавеле Маре. Майра и ее команда поняли, что у нового сообщества в фавеле есть специфические нужды и что людям надо помочь наладить достойную жизнь.

Хотя жителям фавел доступны государственные услуги (больницы, социальные службы и пр.), пользоваться ими могут только те, у кого есть регистрация по месту жительства. Большинство ЛУН, переселившихся в Маре, регистрации не имеют и не могут получать услуги от государства, поэтому Майра с коллегами адвокатирует выдачу им свидетельств о месте проживания и повышение доступности государственной помощи.

В Бразилии употребляют в основном психостимуляторы, кокаин и крэк, поэтому и программы снижения вреда отличаются от стран ЦВЕЦА, где наркосцена совсем другая. Например, в Бразилии нет программы ОЗТ, так как отсутствует потребность в ней. Лечение зависимости чаще всего происходит через религиозные реабилитационные центры, которые финансируются государством. С точки зрения ЛУН, чем больше вариантов помощи, тем лучше. Часто реабилитацию в религиозных центрах они используют как отдых на пару месяцев от улицы. Программы, которые направлены на улучшение качества жизни еще во время употребления наркотиков, направлены больше на ментальное здоровье: обеспечить снотворным или антидепрессантами людей, которые сейчас страдают. Я сразу спросила, раздают ли они инструментарий для приема наркотика. Майра рассказала, что они раздают трубки для нюхания, но люди обычно пользуются самостоятельно изготовленными.

После поправок в законе в 2006 году в Бразилии частично декриминализовано употребление наркотиков, и вместо тюрьмы люди переправляются на лечение или общественные работы. До этого момента употребление и продажа были в одном разделе уголовного наказания. Однако в законе не было прописано, какие именно дозы можно иметь для личного употребления. Такая неясность дала полиции возможность самим решать, кого задержать и осудить, а кого можно отпустить. И здесь проявляется высокий уровень расизма по отношению полицейских к темнокожим ЛУН. На уровне государства дискриминация по цвету кожи запрещена, но в реальной жизни она существует на всех уровнях. Еще одна проблема – это дискриминация ЛУН по экономическому принципу. Если у задержанного с наркотиком человека не было судимости, он сможет ожидать суда на свободе, при условии, что есть прописка. Но если задержанный живет на улице, он будет долго ждать суда, находясь в СИЗО.

Вот почему, несмотря на декриминализацию, много людей попадают в тюрьму за хранение малых доз для собственного употребления. К сожалению, увеличилось количество женщин в тюрьмах. Чаще всего это женщины, которые приносили малые дозы наркотиков своим мужьям или сожителям. После тюремного заключения женщины обычно остаются жить на улице. У большинства из них кто-то сидит в тюрьме – муж, сын, брат. Женщины не могут навещать их в тюрьме, потому что у них нет ни документов, ни регистрации. Без удостоверения личности у человека нет возможности даже быть похороненным под своим именем.

«В нашем районе живут 32 женщины, употребляющие наркотики. Мы с ними работаем полтора года. У большинства женщин есть один или два ребенка. Существуют специальные услуги по доступу к контрацепции, и это особенно важно, потому что в Бразилии аборты запрещены. Конечно, есть возможность сделать нелегальный аборт, который очень дорогой и крайне болезненный. Иногда женщины сами себе прерывают беременность. В связи с нелегальными абортами среди женщин высокая смертность», – рассказывает Майра о жизни женщин в фавеле Маре.

Когда организация Майры начала работать с женщинами, самая большая просьба от них была помочь найти возможность общаться со своими детьми, которые чаще всего живут в семьях родственников. Часто сама семья зависимой матери не хочет, чтобы она встречалась с ребенком. Вторая причина невозможности общения – это когда женщина, употребляющая наркотики, лишается родительских прав. Это может произойти довольно быстро: если ребенок заболел и мама обратилась за помощью в государственную больницу, а там узнают, что мама зависимая, обычно начинается процесс лишения родительских прав.

«Единственный способ для женщины выжить на улице – это иметь физическую и финансовую защиту, – рассказывает Майра. – Все женщины должны жить с мужчинами – ими контролируется вся жизнь в фавеле. И если в паре происходит ссора, женщина вынуждена уйти из дома. Из-за этой зависимости женщины терпят постоянное насилие. Государство старается менять ситуацию, недавно появились гендерные центры в полиции, но наши женщины не идут в государственные службы, и все проблемы остаются внутри сообщества. Например, из 85 случаев насилия только о двух случаях было рассказано вне сообщества. И только в одном случае после драки мужчина ушел и оставил жилье женщине. И женщина, живя одна и не подвергаясь насилию, восстановила свое психическое и физическое здоровье». 

Чтобы помочь женщинам стать более независимыми и иметь свое жилье, команда Майры пытается разобраться, как и с кем происходят договоренности по постройке жилья в фавелах. Много усилий прикладывается и к тому, чтобы изменить отношение других жителей фавелы к сообществу ЛУН – ведь общение с соседями, которые могут помочь в случае насилия, сделает женщин более независимыми в отношениях с мужчиной.

Большинство ЛУН района Маре бросили школу в раннем возрасте, чаще всего – из-за расовой дискриминации. Получение образования для них не приоритет. А вот получение работы – да. Поэтому интеграция людей сообщества в местную экономику – тоже очень важный аспект работы Майры и ее коллег.

Вопрос ВИЧ и гепатитов для работы НПО Майры не приоритет. «С чем мы работаем сейчас в первую очередь – это проблема туберкулеза. Мы стараемся помогать строить жилье так, чтобы для каждого жильца было больше места и чтобы помещение проветривалось. Жилье не продается, и у нас есть длинный список ожидания – в нашем сообществе ЛУН 80 человек, а домов всего 16», – объясняет Майра.

Новый проект, который начали наши бразильские коллеги в этом году – строительство туалетов. Я была обескуражена, услышав цель проекта. В наших странах из-за фокуса на эпидемию ВИЧ проекты снижения вреда часто сужаются только до профилактики передачи инфекций. Реализация базовых потребностей людей, которые так влияют на чувство собственного достоинства и чувство безопасности, при этом остается за кадром. Но почему именно туалет? Как они поняли, что это самая важная потребность? Майра рассказала, что когда они начали работать с ЛУН, сначала они общались с людьми один на один, и им было сложно понять, какие потребности есть у сообщества у целом. Они искали возможность услышать коллективный запрос. И первый такой опыт – это обсуждение необходимости построить туалет.
 

Может показаться на первый взгляд, что задача построить туалет – это вопрос пары дней, доступа к канализации и наличия стройматериалов. Однако в условиях жизни района Маре это долгий путь сложных переговоров. Сначала было много обсуждений и опасений внутри сообщества ЛУН: одни хотели, чтобы был туалет; другие опасались, что он добавит насилия и ужесточит правила внутри сообщества. Следующие шаги – разрешение криминальных группировок и согласование с государственными службами и местными жителями.

Постройка туалета стала примером комплексного подхода к программам снижения вреда. Запрос на туалет пришел от ЛУН, организация Майры вместе с сообществом решали детали его построения по принципу «мы делаем для вас и с вами, потом вы сами поддерживаете и устанавливаете правила». Такой подход часто отличается от условий работы с сообществом в нашем регионе. У нас бывает так, что создаются дроп-ин-центры для сообществ, однако те, кто их создал, продолжают их контролировать и устанавливают свои правила. И потом удивляются, почему сообщество относится к пространству небрежно и не воспринимает этот дроп-ин-центр как свой.

Я слушала рассказ Майры, затаив дыхание. Их внимание к традициям и границам сообщества ЛУН, аккуратность каждого шага меня потрясли до глубины души. В конце разговора я спросила, работают ли ЛУН в организации как сотрудники. Майра ответила: «Мы только сейчас стали ближе узнавать и понимать друг друга. Долгое время и они к нам присматривались. Сейчас отношения уже сложились, поэтому в этом году и мы, и люди из сообщества ЛУН готовы работать вместе в нашей организации».

Встреча миссии ЕССВ с Майрой Габриел на форуме AWID в Бразилии была организована при поддержке Open Society Foundations (OSF). Мы хотим выразить особую благодарность Ольге Рычковой (International Harm Reduction Development/Public Health Program, OSF) за ее советы и помощь.

Источник фото: www.redesdamare.org.br

Последние записи в блогах

Добавить комментарий

Plain text

  • No HTML tags allowed.
  • Web page addresses and e-mail addresses turn into links automatically.
  • Lines and paragraphs break automatically.
By submitting this form, you accept the Mollom privacy policy.