По ту сторону красот Старого Таллинна: жизнь женщин, употребляющих наркотики

1 ноября 2016

Развитие лидерства и повышение потенциала женщин, употребляющих наркотики (WUD) в Центральной и Восточной Европе и Центральной Азии (ЦВЕЦА) является одним из приоритетных направлений деятельности ЕССВ. За последние пять лет ЕССВ внедрила и поддерживает ряд инициатив, направленных на расширение прав и возможностей женщин-активисток в ВЕЦА, чтобы они могли защитить свои права и бороться с нарушениями прав человека. Стипендии для активистов WUD зарекомендовали себя как эффективный инструмент для мобилизации и усиления движений. Яна – стипендиатка из Таллинна. С июля 2016 года Яна сотрудничает с ЕССВ с целью мобилизации женщин, употребляющих наркотики, в Эстонии. Она поддерживает отношения с сообществом женщин, документирует нарушение прав женщин, употребляющих наркотики и предоставляет им основную правовую помощь, организовывает их направление на социальные и медицинские услуги.

Меня зовут Яна, живу в столице Эстонии, городе Таллинне. Мне 36 лет. Полжизни я употребляла наркотики, меня вычеркнули из жизни и общество и моя семья. Не один раз меня сажали в тюрьму и наказывали, ругали и презирали. Я испытала на себе почти все прелести карательных методов борьбы с наркотиками и их потребителями. И только понимание и принятие людей смогли поменять мое мировоззрение и вернули желание жить и не употреблять. Итак, я два года занимаюсь аутрич-работой и являюсь равным консультантом. Также я работаю уличным юристом в рамках проекта Евразийской сети снижения вреда «Empowering Woman Who Use Drugs/Or Living with HIV in Eastern Europe and Central Asia “Dialogue”». У меня наконец-то появилась возможность рассказать о том, как живут женщины, употребляющие наркотики. О том, что это больно и тяжело. О том, что любая женщина заслуживает хорошего отношения к ней. И о том, что любая может стать, или уже является, прекрасной мамой и любящей женой. Меня разлучили с сыном в тюрьме, когда ему было три дня и когда он очень нуждался в маме. Это травма для нас обоих на всю жизнь. Я прошла через суд и возвращала свое право на моего ребенка. И я счастлива воспитывать сына сама. И, несмотря ни на что, я верю в тех женщин, которые встречаются мне в повседневной работе. Вера и поддержка творят чудеса, я совершенно точно знаю это.

А теперь, друзья, знакомьтесь – Илона и Регина. Живут в столице европейской страны Эстонии в красивейшем  городе Таллинне. Тысячи туристов приезжают, чтобы полюбоваться красотами прекрасно сохранившегося Таллинна. И буквально в паре километров от Старого города находится полуразвалившийся дом с заколоченными окнами. Прохожие вряд ли догадываются, что за стенами этого мрачного дома есть жизнь. А жизнь в нем есть. Если это можно назвать «жизнью»… Открыв дверь (что может сделать только «свой», т.к. там своя система), я оказываюсь практически в полной темноте. Идти надо осторожно – везде много мусора и хлама, бегают крысы. Чтобы добраться до «жилых» помещений, надо подняться на второй этаж и пройти по полусгнившим доскам. Я туда хожу одна, т.к. к  чужим людям здесь относятся настороженно. По пути есть туалет из досок. Итак, я добираюсь до жилых комнат. Их две. В каждой комнате живет одна пара: в одной Илона со своим мужчиной, и в соседней комнате Регина со своим мужчиной и с собакой. Собака от меня обычно прячется под диван, может стесняется. Вид у нее не очень. Основной наркотик в этих стенах – амфетамин.  Илона часто  хвастается мне, что по ночам она находит  на улице много нужных в хозяйстве вещей. В комнатах у них также много разного ширпотреба и антиквара, и абсолютно антисанитарные условия. Иногда в местном магазинчике им выдают большой черный пакет с просроченной едой, и эта еда стоит у них в комнатах.

У Илоны есть прикроватная тумбочка, немного косметики, зеркальце и какие-то женские штучки. Она рассказывает мне, что редко выбирается днем на улицу и поэтому немного одичала. Когда я спрашивала у нее, хотела бы она поменять жилье, то она сказала, что привыкла к этому дому. Их особо никто не трогает; и даже полицейские, которые изредка наведываются к ним, не обижают. Девчонки искренне злятся, когда приходят другие наркоманы и нарушают их покой и привычный уклад жизни. Они считают этот дом своим. Замечу, в доме нет электричества, нет элементарных условий. Дождевую воду накапливают в ведрах.

Обе женщины принимают АРВ-терапию. Получают от государства пенсию, часть которой уходит на покрытие долгов. Илона  более общительная и открытая. Раньше работала, теперь настолько не верит, что сможет куда-нибудь устроиться, что перестала предпринимать попытки. Самостигматизация, отсутствие поддержки от общества и страхи, на мой взгляд, мешают ей что-либо поменять. Раньше сталкивалась с физическим насилием со стороны мужчины. О том, что происходит сейчас в ее личной жизни, не рассказывает. Но как-то сказала, что нашла мужчину, которого давно искала. Ну а «с милым рай и в шалаше». Очень долго Илона не могла поверить, что я тоже раньше употребляла, и не могла свыкнуться с тем, как я к ней отношусь. Удивлялась такому хорошему отношению и как будто ждала подвоха. Со временем она стала привыкать ко мне и теперь считает меня близким человеком и радуется нашим встречам. Когда-то я была такой же Илоной и жила в доме, который прохожие считали заброшенным.  И тоже думала, что выхода нет… 

Смежные сферы деятельности
Последние записи в блогах

Добавить комментарий

Plain text

  • No HTML tags allowed.
  • Web page addresses and e-mail addresses turn into links automatically.
  • Lines and paragraphs break automatically.
By submitting this form, you accept the Mollom privacy policy.